ЧТОБЫ ПОМНИЛИ

С НИМ ВСЕГДА БЫЛО ИНТЕРЕСНО

 

18 июня 2015 года на 82-ом году жизни скончался Валентин Михайлович Ермаков, патриарх нашей литературы, лирик есенинского направления, многие годы, начиная с 1960года, руководивший литературным объединением в Обнинске и ставший по сути Учителем для нынешних поэтов, чьи стихи постоянно появляются на страницах не только местной прессы, но и в столичной, зарубежной, сетевой… Сам он окончил Литературный институт им. Горького, семинар поэта Льва Ошанина. В 1967 году вступил в Союз Писателей СССР. Великолепно разбираясь в литературе, девять лет работал в Москве редактором поэзии в издательствах «Советская Россия» и «Современник», обретая друзей по всей стране. Ему довелось готовить к изданию посмертный сборник Николая Рубцова «Зелёные цветы». Позднее он открывал этого поэта своим питомцам наряду со своим любимым И.Буниным, постоянно цитируя наизусть драгоценные строки. Обладая великолепной памятью, он просвещал и завораживал, зная множество классических произведений, служивших ему жизненной опорой.

Работая Ответственным секретарём Калужского отделения Союза писателей России, он сплотил творческий народ, добился потрясающего мира в организации в период своего правления, проводил живые встречи, чаепития, чтения по кругу, семинары молодых, презентации книг, выступления перед читателями – жизнь кипела!

Имея множество друзей среди сочинителей, он собрал богатейшую библиотеку с автографами, говорящими об отношении к нему дарителей. С ним было очень приятно общаться не только благодаря его эрудиции и обаянию, но и живой шутке, юмору, способности подмечать удивительное. Его книги – «Черёмуха», «На Ивановском лугу», «Большое небо», «Свидетельница», «Цветы на меже», «Мои любимцы», «Опять повеяло весною», «Так задевало душу», «Преодоление», «Радуга любви» и другие уже своими названиями настраивают душу на прекрасное и светлое.

Много стихов поэт посвятил Родине – искренних, без пафоса и натуги. А малая его Родина – село Ильинское на Калужской земле, после Великой Отечественной войны ставшее известным как «Ильинские рубежи». Он, Почётный гражданин г.Малоярославца, завещал родным похоронить его там же, где прошла его юность, где он любил и был любимым, где хорошо помнят и чтят его земляки. Для Обнинска он тоже свой, близкий, уважаемый, понятный, незабываемый, неповторимый, дорогой… Теперь его жизнь продолжается сыном Алешей, внучками Алисой и Викторией, и, конечно, замечательными стихами, часть из которых предлагаем вам сегодня. Вечная память!

                                                                             Эльвира Частикова

 

Стихи Валентина Ермакова

 

БЫЛО ВСЁ

Нет, на жизнь сердиться я не вправе,

Было всё: и дали без границ,

И глаза лучистые в оправе

Из тяжёлых явственных ресниц.

Было всё… А если оскудело,

Убыло и солнца, и невзгод,

Значит, сам промашку где-то сделал –

Допустил души перерасход.

 

ПОСТОЯНСТВО

И приходит пора постоянства

В неустроенный мир души:

Отрезвленьем от нудного пьянства,

Отреченьем от всякой лжи.

Не волнуют ни плечи, ни губы,

Если рядом единственных нет.

В эту пору мы вновь однолюбы,

Как когда-то в семнадцать лет.

 

ВСПОМИНАЮ

Закружила, как вихрь. Замучила.

Наклялась в любви. Налгала.

Окрутила другого, лучшего,

Да и лучшего извела.

Где ты? С кем ты теперь? Не знаю.

Только я тебя не кляну.

Вспоминаю… Да как вспоминаю!

Как зимой вспоминают весну.

 

ИМЯ ТВОЁ

Письма спалили. Клятвы забыли.

Прошлое вроде бы и не в счёт.

Но имя твоё остаётся в силе:

Как выстрел внезапный, по нервам бьёт…

Ни от какой красоты не млея,

Не замышляя второй любви,

К тёзкам твоим я душой теплею

Так, словно сёстры они твои…

О, я умею скрывать волненье.

Прикинусь развязным – и кто поймёт,

Что имя твоё для меня – смятенье,

Как выстрел внезапный, по нервам бьёт.

 

ПРОСТОР

Взметнулся ветер утренний. И громко

Вдоль улиц зашушукались сады.

Промчалась лепестковая позёмка

Заравнивать корявые следы.

Иду в поля. В рубашке нараспашку

Иду, всей грудью навалясь вперёд.

И рвётся, рвётся ветер под рубашку

И рукава раздувшиеся рвёт.

Иду. Гляжу, как ветви обдувает.

И молодо, и солнечно в груди.

Какой простор! Так в юности бывает:

Куда душе захочется – иди.

 

ДРУЖЕСКАЯ ЭПИГРАММА

Под знаком Пушкина плескалась,

Потом Прокошин «подсекал».

В двадцатом веке отличалась

И двадцать первый обласкал.

В читальный зал когда вплывает,

Искать включатель спешки нет.

И муж при ней не тратит свет,

Чубайс доволен, отдыхает…

А стихотворную газету

Кто не читал взахлёб и всласть!

На стенд её попасть поэту,

Как в антологию попасть.

В библиотеку-то зашли бы –

Порадовать её могли б…

Да, в море книг она, как рыба,

И не из частиковых рыб!

 

В КОКТЕБЕЛЕ

Море не спало, и я, не спавший,

Вслушивался в каждый новый вал.

Словно кто-то там костёр погасший

Трудно и упрямо раздувал.

Дунет, помолчит, неторопливо

Лёгкие наполнит – и опять.

Так всю ночь, пока в стекле залива

Облака не начали пылать.

 

БЕЛЫЕ НОЧИ

И нынче небо не расплачется,

И в полночь смеркнется не очень,

Как выпускницы в белых платьицах,

Похожи друг на дружку ночи.

Отзывы закрыты.