Памяти 180-ти расстрелянных

Боровский художник Владимир Овчинников представил публике самодеятельный мемориал памяти жертв политических репрессий.

 

Владимир Овчинников – самый знаменитый из ныне живущих боровчан и самый неудобный житель города для местных властей. Он – тот самый художник, который расписал стены домов города фресками, ради которых в Боровск едут туристы со всей округи. А еще он тот самый человек, который «проел плешь» местной власти, требуя установить в городе памятник жертвам политических репрессий.

 

Тема политических репрессий для Овчинникова личная – в гражданскую войну расстреляли его деда, под репрессивную машину попал отец, просидевший по надуманному обвинению в лагерях десять лет.

 

Всего же в Боровском районе с 1918 по 1953 год отправили в лагеря несколько тысяч человек, а 180 приговорили к расстрелу. Подавляющие большинство их официально реабилитировано, они признаны невиновными. Люди страдали за свои политические убеждения, чаще всего – за нежелание вступать в колхозы.

 

История борьбы Владимира Овчинникова за установку памятника невинно погибшим — долгая, длится более десяти лет. Все проекты, которые он предлагал, отвергались. Дело однажды дошло до того, что он превратил в мемориал обратную сторону стены у Вечного огня – нарисовал там далеко не каноничный образ богоматери и написал, сколько жителей Боровского района и за что было репрессировано. Тогда был большой скандал. Сначала закрасили образ, а через пару лет и все остальное.

 

В 2015-м Овчинников изобразил на одном из заборов галерею портретов расстрелянных. Хозяева забора сначала дали на это разрешение, а спустя месяца два замазали изображение: «Не хотим жить на кладбище».

 

Одно из главных разногласий художника и власти в том, где ставить памятник. Овчинников видит его в центре города: «Чтобы все знали и помнили, к чему приводит тоталитаризм». Боровская мэрия сейчас уже не против памятника как такового, но на окраине города, рядом с кладбищем. Художник возмущается: «Это проявление явного неуважения к погибшим».

 

Второе разногласие в том, что художник требует высечь в камне имена всех 180-ти расстрелянных, а мэрия – за безымянный памятник, обезличенный. Скорее всего, будет так, как решила власть: уже есть проект и обещания открыть монумент в этом году.

 

В пику этому решению Овчинников создал свой мемориал – большую картину, на которой изображены портреты погибших. Не все, а только тех, чьи фотографии удалось раздобыть, несколько десятков человек. К картине прилагаются три панно, на которых расположены списки репрессированных.

 

Как говорит Овчинников, он хотел провести презентацию своего творения на площади и подал в городскую администрацию заявление на проведение уличного собрания, но ему отказали. Как бы чего не вышло. Поэтому он перенес мероприятие на свою частную территорию. Оно состоялось 2 апреля. Неподалеку от его дома встали машины ГИБДД. Полицейские останавливали всех, кто ехал к Овчинникову, и переписывали данные их документов.

 

На мероприятии было около 30 человек. Из них – уполномоченный по правам человека в Калужской области Юрий Зельников, представители общества «Мемориал», краеведы, священнослужители и даже несколько чиновников городской администрации.

 

Все, кто хотел, выступили с речами. Говорили о необходимости хранить историческую память, борьбе за права человека, хвалили художника за активную гражданскую позицию. Предложили выступить и чиновникам. Но те отказались: «Нас не уполномочивали».

 

Какова же дальнейшая судьба представленного произведения Овчинникова? Как он говорит, им подана заявка на проведение выставки в Выставочном центре Боровска. Пока никакого решения по этому вопросу нет.

 

Александр Голубев

 

 

 

 

Отзывы закрыты.