О гениях без придыхания

В издательстве ИНФРА-М вышла новая книга доктора философский наук, преподавателя ИАТЭ Виктора Канке. Она называется «Взлеты и падения гениев науки» и предназначена для людей, которые не любят окончательных истин.

На счету обнинского учёного Виктора Канке – 47 опубликованных книг. Из них тридцать используются в качестве учебников в различных вузах, что особенно почётно для писателя. На сегодняшний день в Московском Доме Книге продаётся сразу 14 различных книг Канке. Редкий писатель представлен на книжных полках в таком ассортименте. Интересно посмотреть и на российский индекс научного цитирования в электронной научной библиотеке: Виктора Канке цитируют по двадцати отраслям науки. Потому что интересы его простираются далеко за пределы только физики или только философии, или только лингвистики… Он поставил своей целью изучить не столько конкретную науку, сколько метанауку, которая стоит над всеми науками, определяет их главные принципы и связи. Понятно, что подобный интерес требуют поистине энциклопедических знаний и непрерывной работы с научной информацией, которая постоянно обновляется.

Мы поговорили с Виктором Андреевичем о живом процессе науки, недостатках российских библиотек и образованных обнинских таксистах, которые не хотят брать денег за проезд с выдающегося учёного.

Корр.: Как появилась книга «Взлёты и падения гениев науки»?

Канке: Началось всё с большой энциклопедии, которую я написал уже довольно давно. Эта энциклопедия включает в себя 20 отраслей науки, и если её напечатать, получится 600-страничный том. Пока ни одно издательство не берётся её издавать. И я решил сделать лёгкий вариант этой энциклопедии, который будет состоять из коротких, ёмких эссе. В книге нет отягощения в виде сносок, комментариев и так далее. Она читается легко и быстро. А по содержанию представляет собой живые научные перипетии между гениями и теориями. Очень часто науку излагают как нечто непреложное и окончательное. Но ведь вся история науки говорит об обратном. Теории и теоретики постоянно спорят друг с другом. То, что было истиной сегодня, завтра уже никуда не годится. И это самое интересное, что может быть. Человечество постоянно совершенствует своё представление о мире. Метанаука как раз стоит над этой схваткой умов и изучает их.

Корр.: Хорошо вам говорить. Вы как представитель метанауки стоите над схваткой. А каково тем людям, которые внутри процесса? Был человек гением… И вдруг его теория оказывается не единственно правильной, а только ступенькой к истине.

Канке: Настоящий учёный болеет не за себя, а за истину. Он всегда готов признать поражение, если понимает, что появилось что-то более правильное. Не думаю, что Эйнштейн был бы огорчён тем, что его теория совершенствуется другими поколениями. Вступая в спор, учёный подставляется, так как рискует проиграть. Но это нормально. Вся история науки состоит из побед и поражений. Но в итоге мы все выигрываем, так как через конфликты научных мыслей учимся лучше понимать мир. На мой взгляд, споры гениев, скажем Лейбница и Ньютона, Платона и Аристотеля, Фока и Блохинцева, – это самое интересное, что может быть. В своей книге я рассматриваю великих учёных с огромным уважением, но без всякого чинопочитания, потому что ошибки делают все.

Корр.: Ваши эссе описывают современную науку?

Канке: Обязательно. Это самое интересное. Развитая теория всегда является ключом к менее развитой и позволяет нам понять историю.

Корр.: Как российская наука выглядит на фоне мировой?

Канке: В областях математики и естествознания она выглядит очень прилично, с другими науками, особенно с общественными, дела обстоят плохо. Нужно развиваться.

Корр.: Для кого ваша новая книга? Кто её потенциальный читатель?

Канке: Она будет интересна интеллектуалам, которые не просто интересуются наукой, но хотят понять метанауку – теорию теорий. Она для людей, стремящихся постоянно совершенствоваться и доходить до сути вещей. Это могут быть студенты, аспиранты, магистранты, учёные и просто люди, интересующиеся новым.

Корр.: Вы хорошо известны и как исследователь педагогической науки. На ваш взгляд, российская система образования успевает за прогрессом?

Канке: Как показывает мой опыт, ни педагоги, ни чиновники образования не следят за развитием педагогической науки. Если сейчас попросить у любого обнинского учителя или чиновника назвать имена современных теоретиков в области педагогики, я не уверен, что они это сделают. Люди учат детей, не занимаясь по-настоящему педагогической теорией. А как можно преподавать или управлять образовательным процессом, не изучая современную педагогику? Я бы с удовольствием проводил занятия на эту тему в школах и вузах, но никто не предлагает. А инициатива с моей стороны остаётся без ответа. Объяснения этому у меня нет. Возможно, инертность… Но хочется верить, что люди в большинстве своём всё-таки стремятся к развитию, а не к стагнации.

Корр.: Виктор Андреевич, по идее, при таких достижениях вы должны быть довольно знаменитым человеком. Вас узнают на улицах?

Канке:Иногда бывает. Вот сейчас ехал на встречу с вами в такси. Оказалось, что водитель раньше учился в ИАТЭ и даже был однажды у меня на лекции. Мы с ним очень хорошо поговорили. Он рассказал, что один из студентов после моей лекции бросил ИАТЭ и поступил на философский факультет МГУ. Приятно, конечно, что такие вещи случаются. В конце я собрался расплатиться за проезд, а водитель говорит: «Виктор Андреевич, не надо». Я, конечно, всё равно заплатил. Но для меня подобные ситуации – счастье. Это и есть признание.

Корр.: Вам уже 72 года, но вы — в отличной рабочей форме. Как удаётся сохранять работоспособность?

Канке: Если я не пишу, не читаю, не исследую, у меня начинается депрессия. Просто не могу не работать.

Корр.: Вам не скучно в Обнинске?

Канке: Я переехал в Обнинск из Алтайского края 30 лет назад, чтобы быть поближе к Российской государственной библиотеке. Ездил постоянно в Москву читать книги, которые нужны были для работы. Теперь все книги можно найти в интернете, и проблемы больше нет. Я привык к этому городу, здесь живёт моя семья. Хотя, конечно, я понимаю, что Москва даёт больше возможностей.

Корр.: Никогда не хотелось эмигрировать?

Канке: Я по происхождению немец, хорошо говорю на немецком языке, к сожалению, хуже на английском, но люблю Россию. Хотя никогда не забуду свою работу в Германии. Каждое утро мне на подносе приносили все свежие научные издания на разных языках мира. Это было прекрасно.В России ощущается недостаток информации. Даже в крупнейших библиотеках может не оказаться актуальной литературы.

Корр.:Есть ли на сегодняшний день замысел, который очень хочется осуществить?

Канке: Помните, в начале нашего разговора я рассказал о том, что книга «Взлеты и падения гениев науки» родилась из большой неизданной энциклопедии? Эти 50 печатных листов, которые могут превратиться в 600-страничный том, являются результатом всей моей жизни и систематизирует мои исследования. Мечтаю её издать, но пока не нахожу возможности…

Корр.: В смысле денег?

Канке: Ну да. Давайте не будем об этом.

Корр.: Хорошо. 

Беседовала Екатерина Задохина

Отзывы закрыты.