Наша сцена – лучшая в стране

Николай Троицкий: «Я каждый день себе говорю: какое счастье, что я работаю в самом лучшем, красивом и серьезном месте России».

Николай Троицкий – директор театра «Кремлевский балет». Уже восемь лет он возглавляет прославленный коллектив. А в 80-е годы он был главным режиссером калужского Театра юного зрителя, и всякому, кому близка тема культуры Калужской области, его имя знакомо. Тридцать лет назад калужский ТЮЗ стоял в авангарде театрального процесса СССР, и Троицкому этого не простили. Ему пришлось покинуть родной город и перебраться в Москву, но связей с Калугой не утратил, там остались друзья. Близок ему и Обнинск, с мастерами культуры которого он тоже в свое время сотрудничал. Мы разыскали Николая Троицкого и попросили ответить его на несколько вопросов.

О «Кремлевском балете»

- Вам, дипломированному драматическому режиссеру, не обидно теперь выполнять административные функции?

— Нет, ничуть не обидно. Я «прикрываю собой» творческий коллектив, работаю «подушкой» между социумом и творчеством. Я умею это делать. Моя должность очень разнопланова, приходится отвечать за многое. Моя задача — удержать всех в рамках, чтобы люди свободно и спокойно творили.

- Вы хорошо себя чувствуете в должности директора «Кремлевского балета»?

— Это совсем другая жизнь, другое состояние ответственности. Я каждый день себе говорю: какое счастье, что я работаю в самом лучшем, красивом и серьезном месте России. Полное название нашего коллектива «Театр балета Государственного Кремлевского Дворца «Кремлевский балет» Управления делами Президента Российской Федерации». Мы выступаем на государственных мероприятиях, участвуем в открытии и закрытии международных саммитов, где показываем фрагменты великих русских балетов. Представляем страну во время официальных визитов президента за рубеж. Были более чем в 60-ти странах мира.

- Получается, что вы, Николай Сергеевич Троицкий, ходите на работу по Троицкому мосту через Троицкие ворота?

— Да, это очень символично для меня. Окна рабочего кабинета выходят на Дворцовую улицу.

- Среди всех балетных трупп страны ваша на каком месте?

— Мы в тройке ведущих театров – Большой, Мариинский и Кремлевский. Если солистам этих потрясающих театров мы в чем-то уступаем, то кордебалет у нас самый сильный в стране.

- Сложно ли попадать на спектакли «Кремлевского балета»?

— На большинство спектаклей совсем не сложно. Главная причина этого – у нас гигантский зал на 5 600 мест. Он в три раза больше, чем зал Большого театра. И политика руководства Государственного Кремлевского Дворца в том, что «Кремлевский балет» – это общедоступный театр, как МХТ в свое время. У нас очень большой разброс цен на билеты. Человек с любым уровнем достатка может себе позволить посмотреть наши спектакли.

Об Обнинске и Калуге

- В середине 80-х годов вы сотрудничали с обнинским композитором Аркадием Арзамасцевым. Расскажите об этом.

Я учился на литфаке Калужского пединститута в 1968-1972 гг. Курс был уникальный, многие окончили вуз с красным дипломом. И преподаватели у нас были уникальные. Мы многое хотели узнать и везде хотели побывать. Часто ездили в Обнинск. В вашем городе тогда появились интересные молодежные клубы. Студенты калужского пединститута ездили в Обнинск общаться с замечательными людьми. Мы смотрели фильмы, обсуждали прочитанные книги, слушали классическую музыку в сопровождении слайдов. Обнинск стал тогда для меня центром притяжения. У вас тогда был чудесный любительский театр, прекрасные хоры. Я всегда был в курсе событий обнинской культуры. Пришло время – познакомился с замечательным музыкантом Аркадием Арзамасцевым. Мы как-то сразу стали понимать друг друга. Я в то время учился на режиссерском отделении Щукинского театрального училища и возглавлял калужский ТЮЗ.

Пришла пора ставить преддипломный спектакль. Я обратился в Калужский драматический театр. Это было время его расцвета под художественным руководством Романа Соколова,тоже выпускника училища имени Щукина. И мы с ним решили поставить мюзикл «Робин Гуд» на группу молодых и талантливых артистов. Похоже, это был первый мюзикл в СССР. Музыку я попросил написать Аркадия Арзамасцева. Аркаша справился с задачей блестяще! Он написал несколько прекрасных мелодий. Публика приняла спектакль очень хорошо. Он был необычным и ярким. Успешно шел в течение сезона. Однако не всем в театре нравилось такое соперничество – и в режиссуре,и в актерском мастерстве… Тогда было дано негласное распоряжение распространителям не продавать билеты на этот спектакль. Обычное дело в театре. Вообще, вина за выжженное пространство культуры в Калуге лежит на чиновниках, управлявших культурой в 80-90-е годы. Да и многие деятели культуры и искусства не поднимали свои головы против произвола и серости – были уверены,что их это не коснется…. Глубокое заблуждение!

- Известно, что вас из Калуги «выжили». Как это произошло?

Я, получив режиссерский диплом Щукинского училища, через несколько лет работы в ТЮЗе уехал в «Щуку» учиться в ассисентуре-стажировке, это в какой-то степени аналог аспирантуры в обычных вузах. Воспользовавшись этим, калужские чиновники произвели в ТЮЗе переворот, убрав из театра моих людей, заменив их другими. Конечно, я мог бы поднять скандал. Закон был на моей стороне.Но не захотел связываться с чиновниками, потому что уже устал от их козней, от наветов, сплетен. Тем более были приглашения остаться в Москве. Работал заместителем директора в Независимом театре, с которым объездил несколько республик СССР, потом в «Театре несыгранных ролей» при Союзе кинематографистов. Много лет отдал телевидению. Работал шеф-редактором развлекательных программ на НТВ. Когда его разгромили, перешел на 2-й канал. Если помните «Юрмалину», это наше коллективное творчество. Перешел на 1-й канал, в том же качестве шеф-редактора. Оставил телевидение по собственной воле, когда пошел мощный поток низкопробного юмора уровня «Камеди клаб». Меня трясло от всего этого. Я был против того, чтобы моя фамилия стояла в титрах.

- Вы говорите о том, что культурное поле Калуги выжжено. Но там есть фестиваль «Мир гитары». У него мировой уровень.

— Никакого мирового уровня нет, это красивое местечковое мероприятие. А пригласить выступить можно любого человека, были бы деньги. И за этим стоит колоссальный труд Олега Акимова и его нескольких друзей. Это милый междусобойчик, подобный мероприятиям в рок-подвале Валентина Черняка, настоящего подвижника рок-культуры,одного из основателей дискотек в стране. Я специально посмотрел один спектакль скандального режиссера Кирилла Серебреникова, второй, третий. Все в восторге! Или в шоке… Я же говорю: «Але, товарищи! Мы все это делали в Калуге еще в 70-е годы! Все это было уже! Давно! Но все растеряли, потому что не давали дышать». Но ступить дважды в один поток невозможно. Потому многое и превращается в милые ностальгические встречи и посиделки. Да и это хорошо!

В чем еще мои претензии? Нельзя приглашать в город антрепризные балетные и оперные спектакли. Что это такое, когда вместо четырех лебедей на сцену выходят два? Как можно показывать «Лебединое озеро» в составе 20 артистов? Это же преступление! Поэтому моя задача как директора «Кремлевского балета» привлечь как можно больше зрителей в потрясающий Кремлевский Дворец. У нас играет Симфонический оркестр радио «Орфей». Поднимается занавес – и вы видите самую большую сцену страны и потрясающие декорации. Когда к нам приезжают мировые звезды, они задыхаются в процессе спектакля: «Пока добегу до середины сцены, уже устала!» А я не устал… хотя мне уже неинтересно говорить о Калуге, которая живет во многом мифами. А с мифологическим сознанием бороться невозможно. Да и незачем. Калугу можно просто любить. А по Обнинску ностальгировать…

Вопросы задавал Александр Голубев

 

Отзывы закрыты.