Встреча с космонавтом

Холодное лето 1965 года, конец июля. Кольский полуостров. Военный городок Западная Лица на берегу Баренцева моря. Впрочем, лето здесь всегда холодное и короткое. С нетерпением ждем отпуска, чтобы отправиться в теплые края.

Командование все откладывает и откладывает отпуск мужа, и, наконец, вместо долгожданного отдыха, его подводную лодку срочно отправляют на учения, а на какой срок – это уж военная тайна.

Мне пришлось одной уезжать в Оренбург, к родителям мужа. Мы ждали нашего первенца, поэтому мне необходимо было погреться и обогатиться витаминами.

Лететь пришлось с пересадками: Североморск – Москва и Москва – Оренбург.

И вот я вместе с другими пассажирами поднимаюсь по трапу АН-10, который должен доставить нас в Оренбург. Идут минуты за минутами, а самолет почему-то не отправляют. Опаздывает кто-то из пассажиров?

Вдруг в салоне началось оживление: бортпроводницы разносят журналы, газеты, какие-то сувениры, конфеты. Я посмотрела в иллюминатор и увидела, как к трапу подъехала машина, а из нее вышел Юрий Гагарин с женой и двумя девчонками лет шести и четырех. Так вот кого все ждали!

Новые пассажиры вошли в салон. Мне «повезло»: «звездная» семья расположилась на свободных местах передо мной.

У меня не очень хорошая зрительная память, но эмоции, испытанные мной в тот момент, помогли: я запомнила всех Гагариных на всю жизнь.

Валентина Ивановна в туфлях на невысоких каблуках была немного выше мужа. Летнее платьицо с вырезом под горло, рукав до локтя. Темные волосы уложены в простую прическу. Чуть подкрашены губы. Лицо строгое, спокойное. Мне казалось, что ей хочется спрятаться от всеобщего внимания.

Гагарин тоже был одет скромно. Белая рубашка с короткими рукавами, навыпуск, черные брюки, черные полуботинки. Роста был он невысокого, но сложен хорошо. Чувствовались в нем мужская крепость и сила. Простое, доброжелательное лицо со знакомой по портретам ослепительной «гагаринской» улыбкой обладало какой-то притягательной силой.

Дочери – худенькие, светленькие девочки. Волосы собраны в хвостики. Старшую звали Леной, младшую – Галей. Я обратила внимание, что Лена очень похожа на отца: такое же открытое, круглое лицо, так же красиво улыбается. Сейчас Елена Юрьевна работает директором Музеев Кремля.

Шепотом, по цепочке, пассажиры передавали друг другу, что летят с первым космонавтом.

Я отметила, что девчонки чувствовали себя в полете прекрасно. Шалили, просили достать из сумки то сладости, то игрушки. Валентина Ивановна переносила полет тяжело: наш АН сильно трясло.

Было приятно видеть, как внимателен Гагарин к своим близким. Успокаивал дочек, заботился о жене, отвлекал ее разговорами, предлагал попить, держал за руку, когда самолет попадал в воздушные ямы.

Наконец, был набрана нужная высота, и можно было расстегнуть ремни. Пассажиры потянулись к Гагарину за автографами.

Мне было неловко за них: человек летит в отпуск с семьей, а ему не дают покоя! Он и так часто встречается с разными людьми, и в нашей стране, и за рубежом. Конечно же, он устал от такого бесконечного общения!

Но люди все подходили и подходили. С книгами, журналами, открытками. Да, автограф первого космонавта – не просто подпись летчика, это подпись личности исторической!

Гагарин не отказывал никому. Для каждого находил доброе слово. Улыбка не сходила с его лица.

А я до сих пор жалею, что постеснялась взять автограф. Был бы и у меня сейчас гагаринский росчерк, материальное воплощение частички человека-легенды!

Самолет приземлился. Всем интересно было наблюдать, какую встречу устроят первому космонавту оренбуржцы.

Но никаких торжеств не было. Гагарина встречали машина и трое родственников.

И все же, несмотря на свой отпуск, Юрий Алексеевич встретился с земляками в Доме культуры.

Когда же приехал мой муж, нас пригласил в гости Владимир, племянник Валентины Ивановны. Старший брат мужа дружил с ним со школьной  скамьи.

Мне было интересно увидеть, как живут родственники знаменитого человека. А жили они скромно, как большинство советских людей в то время. Удивило меня только множество сувениров: часы, статуэтки, картины, керамика, макеты самолетов и многое другое.

— У вас не дом, а музей! – воскликнула я.

— Это все подарки Юрия. Их у него скопилось столько, что девать некуда. Вот и нам часть перепала, — ответила мама Владимира.

Позже я узнала, что в тот год, когда я случайно встретила Юрия Алексеевича с семьей, он уже был командиром отряда советских  космонавтов. И это в 31 год!

Жить ему оставалось менее трех лет. 27 марта 1968 года он погиб при невыясненных обстоятельствах во время одного из тренировочных полетов.

 

Л. Пермякова

 

Отзывы закрыты.